T

Дарья Ядерная 

О фэшн-консалтинге, русской моде в Париже, импорте белорусских швей, образовании, кадровой проблеме, безграничных возможностях, нишевой моде, преподавании в Британской школе дизайна и маленьких брендах. 

О себе

Изначально мне сразу хотелось пойти работать в консалтинг, хотелось поработать и с маленькими, и с большими командами и проектами, попробовать разное, получить как можно больше опыта. В итоге я пошла в маленькую компанию, которую основали мои знакомые. Это был консалтинг, но мне сказали: «Даша, все то же самое, только в моде!». Я говорю: «Как же, в моде… я же в моде ничего не понимаю!». Но они были уверены, что это не так важно, главное, что я хорошо разбираюсь в бизнес-процессах.

Поначалу мне, конечно, очень не хватало отраслевых знаний: пути развития, что модно, что не модно. Я задавала множество вопросов, читала по вечерам в Интернете, что такое нью-лук и кто все эти люди. Но тот факт, что я плохо разбиралась в этой теме, в итоге сыграл мне на руку, потому что у меня не было предубеждения, что в моде вот так делать нельзя. Мы приходили к клиентам и предлагали совершенно нестандартные решения! Они говорили: «Слушайте, но в моде так вообще никто не делает!». На что я отвечала: «Но во всех других отраслях это работает!», и мы пробовали, и это действительно работало.



Когда мы начали этим заниматься, я поняла, что нам сначала нужно объяснять людям, что это за продукт, как его внедрить и так далее – то есть появляется образовательная составляющая. А то, бывает, ко мне приходят компании и говорят: «Даша, мы хотим повысить продажи!». Я предлагаю начать с ассортиментной матрицы, и меня спрашивают, а что же это такое? В итоге, я сначала должна объяснить им, как это работает, а потом уже они соглашаются, что им это надо. Это навело меня на мысль, что мы можем это вынести за рамки консалтинга и сделать образовательный проект для тех, кто пока не готов прийти в консалтинг по тем или иным причинам, но готов послушать лекцию. Тогда я пришла в Британскую школу дизайна и попросила, дайте мне что-нибудь, что угодно, и оказалось, что у них есть предмет, который никто не хочет вести, что-то там про бизнес. Я сказала, отлично! Пришла, прочитала свои пять лекций, и студенты начали просить еще! Мне дали еще один курс, я начала читать открытые лекции и теперь курирую программу Бизнес-индустрии моды в Британской школе дизайна – выбираю преподавателей, комплектую курс и так далее. 


О моде

Мода – социально изменчивая структура. Например, то, как сейчас меняется роль женщины в семье, очень влияет на одежду. Раньше женщина вступала в брак в достаточно раннем возрасте, после чего ее расходы на одежду сильно падали. Сегодня этого не происходит, потому что, во-первых, сейчас в брак в среднем вступают гораздо позже, то есть цикл расходования денег на одежду у женщины увеличился сам по себе. А во-вторых, сам институт брака перестал быть устойчивым, и теперь женщина не чувствует себя замужем так же защищенно, как раньше. Она продолжает за собой ухаживать за собой так же активно, как и до брака, под давлением, так скажем, конкуренции со стороны, понимая, что ее положение может измениться. Такой социальный феномен очень сильно повлиял на гардероб современной женщины.


Все эти особенности и делают моду – совершенно особенной отраслью. С одной стороны, это бизнес, на который влияют все экономические факторы, с другой стороны, психология – покупателя, в первую очередь, и с третьей стороны – социальные процессы, то, как формируются пласты общества. Когда я все это поняла, я убедилась, что выбрала нужную область для развития. В итоге два с половиной года назад я ушла из той компании и основала собственную». Меня очень часто спрашивают: «Дарья, а вы не хотите свой бренд одежды создать?». И я все время говорю: «А зачем?». Я вижу все проблемы дизайнеров изнутри, знаю изнутри, как это работает, понимаю, насколько создание коллекции – сложная задача, и это совсем не мое. То, что я умею делать хорошо – это помогать дойти до покупателя! И в этом моя миссия, видеть эти творческие бренды и помогать им встретиться со своим клиентом

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-452,"y":-5,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":226,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Мода представляет собой дихотомию двух противоречий – мода это про тренды, то есть носить то, что все носят, но при этом выглядеть я хочу по-особенному, то есть надеть то, что у всех, но выглядеть, как индивидуальность. Вот оно – противоречие между индивидуальностью и следованием трендам. То же самое противоречие есть между глобализацией и нишевыми брендами. Чем больше становится глобальных брендов, H&M, Zara и так далее, тем отчетливее мы понимаем, что мы не можем выделяться, одевшись все с ног до головы в то, что они предлагают. Выделяться можно как раз через нишевую моду, покупая какие-то маленькие интересные вещи, которые могли зародиться только в России. Когда я надеваю павлопосадский платок и прихожу на Неделю моды в Париже, ко мне подходят все и все хотят со мной сфотографироваться.

В прошлом году я была в Минске на форуме фэшн-профессионалов, они привозили тетеньку, которая возглавляет один из факультетов модного миланского института Марангони. Она бегала по всему Минску и говорила: «Я не уеду отсюда, пока не куплю расшитую белорусскую рубашку!». Это такая белая с красными стежками, национальная. Местные ей говорили: «Кристина, ну зачем вам…», а она: «Ну вы представляете, что будет, когда я надену ее в Милане и выйду на улицу!».


О кадрах

Проблема с кадрами, конечно, связана с государством, но оно долго меняется и перестраивается, а частный сектор будет подтягиваться только тогда, когда появится спрос, а спрос появится только тогда, когда люди будут понимать, что это за профессия, швея. Сейчас есть стереотип, что это такая неденежная, тяжелая, ручная профессия, но совершенно нет понимания, что это профессия достаточно эстетичная, то есть ты работаешь с красивыми тканями, в светлом помещении, с интересными моделями, что рождаются на свет классные вещи, что это работа, которая дает проявить разные уровни мастерства. 

С другой стороны, и оплата труда серьезно возрастает, потому что это как раз тот случай, когда из-за дефицита кадров люди готовы платить. Я сейчас сталкиваюсь с тем, что мы на наших производствах вынуждены привозить швей из Белоруссии, импортируем, можно сказать, привозим, селим. Из Кореи, из Китай – словом, экзотические варианты насаждения швей у нас присутствуют. Хотя на самом деле привезти швею и платить ей деньги – не самый бюджетный вариант, на эти деньги можно было бы нанять швею здесь, если бы она была! Конструкторы вообще на вес золота, потому что без конструктора одежда не будет создана. Дизайнер – человек, который задумал коллекцию, но создать, воплотить и сшить – это другое дело, и без нужных специалистов дизайнер беспомощен.


О правильной аудитории для маленьких брендов

Почему-то у всех маленьких предприятий, швей или дизайнеров есть предубеждение: «Меня никто не купит, я же такой маленький, такой неизвестный». Как раз поэтому вас и купят! Консерваторы пойдут в супермаркет, в большой ТЦ и купят там бренды, которые они давно знают, но есть огромное количество людей, которые хотят купить что-то, чего ни у кого нет, и им нравятся вещи, сшитые своими руками, в которые вложена энергетика, они от этого получают удовольствие и готовы за это переплачивать. Это просто другая аудитория! Они будут приходить к вам и говорит: «Боже, вы это сами сделали, как интересно, а расскажите подробнее, а можно с вами сфотографироваться!». Это другая аудитория, они будут поддерживать маленькие бренды. Есть люди новаторы, а есть «поздно принимающее большинство», кто-то стоял всю ночь за седьмым айфоном, а кто-то подождал, пока вышел четвертый айфон, а потом пошел и купил первый!

О русской культуре

Мы очень многое дали миру – начиная от балета и заканчивая православной традицией. И все это сейчас находится на уровне регионов и на уровне маленьких компаний, которые сидят и генерируют идеи. Как раз они-то и смогут возродить эту историю – как Missoni возродили итальянский трикотаж, как Dolce&Gabbana возродили итальянский образ, как японцы в свое время с Issey Miyake создали безумную историю про японскую моду. Очень скоро критическая масса маленьких брендов неизбежно породит движение русской моды по всей России и за ее пределами. Поэтому не надо бояться, нужно попасть в поток, нужно начинать делать. 


<iframe width="853" height="480" src="https://www.youtube.com/embed/WANB39wXC3w" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>
{"width":1400,"column_width":233,"columns_n":6,"gutter":0,"line":16}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: garamond-premier-pro-caption; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 24px;}"}